История НГУ | Новосибирск

Новосибирский государственный университет // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

История НГУ | Новосибирск

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (НГУ). Один из ведущих вузов стра­ны, 3-й по времени основания университет на территории Си­бири. Расположен в Академгородке новосибирском.

Об­разован постановлением Совета министров СССР от 9 января 1958 как составная часть СО Академии Наук СССР (с 1992 — Сибирское отделение Российской Академии наук, СО РАН).

Основное предназначением НГУ стала подготовка кадров для на­учных учреждений и вузов Сибири и Дальнего Востока, прежде всего для созданного на востоке страны академического центра. Официально открыт 26 сентября 1959 в составе факультета ес­тественных наук.

В 1960—67 из него выделились базовые факультеты НГУ — механико-математический, физический, геолого-геофизический и факультет ес­тественных наук с отделом химии и биологии, сформированы так­же экономический и гуманитарный факультеты. В 1990-е — начале 2000-х гг. в структуре НГУ образованы новые факультеты — иностранных языков, психологии, медицинский, философский и юридический. В состав НГУ во­шел Высший колледж информатики.

НГУ — университет особого типа. Его ключевой эле­мент — интеграция научной деятельности и образования. НГУ изначально формировался как неотъемлемая часть Новосибирского научного центра СО РАН.

В НГУ про­должалась и развивалась образовательная концепция, ранее апробированная в Московском физико-техническом институте, одним из организаторов которого был основатель СО Академии Наук СССР академик М.А. Лаврентьев, близкая к мо­дели исследовательских университетов США.

Отбор студентов в значительной мере осуществлялся через систему олимпиад и физико-математическую школу, созданную при НГУ и в 1988 вошедшую в его структуру в качестве Специали­зированного учебно-научного центра.

Основу преподавательского корпуса НГУ составили ведущие со­трудники научно-исследовательских учреждений ННЦ. Уже к середине 1960-х гг.

доля преподавателей-совместителей достигла в НГУ около 75 % всех научно-педагогических работников и 90 % докторов и кандидатов на­ук, сохранившись на высоком уровне и в последующие годы.

Обучение в университете базируется на принципе индивидуальной работы с преподавателями и ранней специа­лизации студентов. Тесная интеграция с научным центром позволяет использовать для практических занятий лабораторную базу академических институтов.

В 2005 в НГУ обучалось более 6,1 тыс. студентов. В его составе — 13 факультетов и 95 кафедр, многие из которых базируются в институтах ННЦ СО РАН.

Обучение про­водится по 20 направлениям и специальностям, в их чис­ле математика, прикладная математика, механика, физика, химия, биология, медицинская биология, геология, экономика, социология, юриспруденция, менеджмент, журналисти­ка, востоковедение, история, филология, философия, психология, программное обеспечение вычислительной тех­ники и автоматизированных систем, вычислительные машины, комп­лексы, системы и сети. Общее число выпускников уни­верситета превысило 32 тыс. человек. Каждый 4-й выпуск­ник ныне является кандидатом, каждый 40-й — доктором наук, около 30 человек избраны в состав РАН. НГУ стал одним из ведущих в стране центров подготовки научной элиты: его выпускники работают не только в России, но и во многих странах мира.

Из 1,7 тыс. преподавателей НГУ около 500 докторов и свыше 700 кандидатов наук. Среди заведующих кафедрами и про­фессоров университета — ученые с мировым именем, многие из них являются членами РАН.

Подготовка специалис­тов высшей научной квалификации осуществляется на базе кафедр НГУ по 117 направлениям аспирантуры и 16 направлениям докторантуры. Ежегодно в НГУ прохо­дит обучение около 300 аспирантов и 20 докторантов, в том числе иностранные специалисты. В НГУ сформировалось бо­лее 110 научных школ.

На базе НГУ и СО РАН открыта кафедра ЮНЕСКО, действует Российско-германский институт экономического образования.

Основные задачи научной деятельности в НГУ определяются его направленностью на подготовку кадров для науки.

К важнейшим из них относятся создание условий для непрерывности и взаимосвязи процессов обучения и на­учных исследований в формировании высококвалифицированных научных специалистов, поддержка и рост научных школ, базирующихся на кафедрах НГУ и в институтах ННЦ СО РАН, обеспечение наиболее полного использования и разви­тия научно-технического потенциала НГУ; участие студентов, аспирантов в научных исследованиях на всех этапах обучения. При осуществлении своей исследовательской деятельности университет ориентируется на решение задач в рамках приоритетных направлений фундаментальной науки и критических технологий. Особенностью проведения научных исследований в НГУ являет­ся их глубокая интеграция с работами, проводимыми в научных учреждениях ННЦ СО РАН. Решение этой задачи достигается путем формирования совместных учебных, учебно-научных центров, научных лабораторий, институтов, кафедр. Исследовательская программа осуществляется также в кооперации с крупными научно-производственными предприятиями и компания­ми, применяющими наукоемкие технологии.

НГУ располагает 2 учебными корпусами, 10 студенческими общежи­тиями и общежитиями для аспирантов и молодых препо­давателей. При нем действуют поликлиника, профилакторий, несколько столовых и кафе, имеется собственный спортивно-оздо­ровительный комплекс. Кампус НГУ, расположенный в естественном сосновом бору, – один из лучших среди сибирских вузов.

В НГУ работает филиал Института Гете (ФРГ), Немец­кий, Французский, Японский и Корейский культурные центры. НГУ имеет обширные международные связи, поддер­живает постоянные контакты с университетами США и Канады, Австралии, европейских и азиатских стран, принима­ет участие в реализации международных научных проектов по программам Тасис, Интас, ДААД и другим.

Первым ректором НГУ стал известный математик академик И.Н. Векуа (1959-65). Впоследствии вузом руково­дили академики С.Т. Беляев (1965-78), В.А. Коптюг (1978-80), А.П. Деревянко (1980-82), В.Е. Накоряков (1983-85), Ю.Л. Ершов (1986-94), профессор В.Н. Врагов (1994-97), член-корреспондент РАН Н.С. Диканский (1997-2007), с 2007 – профессор В.А. Собянин.

Лит.: Очерки по истории высшей школы Новосибирска. Ново­сибирск, 1994; Новосибирск: Энциклопедия. Новосибирск, 2003.

Е.Г. Водичев

Источник: http://irkipedia.ru/content/novosibirskiy_gosudarstvennyy_universitet_istoricheskaya_enciklopediya_sibiri_2009

История университета

История НГУ | Новосибирск

К середине 30-х годов развивающееся сельское хозяйство Западно-Сибирского края столкнулось с острой нехваткой специалистов различного профиля. Только в Райзо и МТС требовалось не менее пятисот животноводов и агрономов высшей квалификации.

Учитывая то, что ни центральные вузы, ни вузы Сибири такого количества специалистов для региона подготовить не могли, руководство края во главе с Эйхе Р.И. добилось от наркома земледелия СССР Чернова М.

издания приказа №2789 от 14 ноября 1935 года об открытии в городе Новосибирске сельскохозяйственного института в составе агрономического и зоотехнического факультетов с контингентом студентов в 1000 человек. На берегу второй Ельцовки в прекрасном сосновом бору развернулось строительство главного учебного корпуса.

На время строительства и оборудования собственного здания институту для учебных занятий и проживания студентов было выделено 4 этажа в Доме социалистического земледелия, находившемся на ул. М. Горького, 78, что напротив сквера «Героев революции».

В максимально сжатые сроки, в сложных условиях, небольшая но численности дирекция под руководством Гринберга Б.Я.

смогла изыскать необходимое оборудование, оснастить им аудитории и лаборатории, провести набор на первый курс 167 студентов, создать трудоспособный коллектив преподавателей и сотрудников и 1 сентября 1936 года открыть двери вуза. К этому времени в институте было организовано 6 кафедр с 18 преподавателями.

У их истоков стояли профессора Савостип Н.В., Сумеркин Г.Ф., Виноградова Т.В., доценты Плетнёв И.В., Орлов В.Т., Сапожников В.Т., Бобов И.С., Ковальский П.Н., Сухомлинов С.А.

, Балбаев, старшие преподаватели Игумнов А.Л., ассистенты Вандакурова Е.В., Вигоров И.И. и другие. По мере становления института, ввода в строй новых учебных корпусов образовывались новые кафедры и лаборатории.

Сюда пришли грамотные опытные учёные и педагоги, представлявшие различные научные школы и направления. Это закладывало прочную основу для подготовки разносторонне развитых высококвалифицированных специалистов сельского хозяйства. Среди них Кроль Д.М., Старых А.А., Гребенников С.Д., Луценко А.А.

, Кисельников С.И., Трошип И.П., Овсянников Б.А., Радов А.С. и многие другие. Общая численность педагогического коллектива к 1940 году превысила 60 человек, а студентов – 440.

В эти же годы складывается система научной и производственной помощи сельскохозяйственному производству, основанной на участии учёных института в работе курсов по подготовке кадров массовых сельскохозяйственных профессий, пропаганде научных знаний. В первой половине 1941 года состоялся первый выпуск специалистов высшей квалификации 45 агрономов и 34 зоотехников.

Начавшаяся Великая Отечественная война круто изменила всю жизнь института. Более 160 преподавателей, сотрудников и питомцев вуза с оружием в руках защищали свое Отечество, 21 из них погибли, в том числе Герой Советского Союза Старых А.А. Их имена высечены на гранитной плите в музее университета.

Посильный вклад в дело великой Победы внесли и оставшиеся в тылу. Несмотря па тяжелейшие материальные и моральные лишения, переселение института в неприспособленные для занятий дачи Облисполкома, находившиеся в 14,5 км от города, коллектив института не только выжил и сохранил вуз, но и обеспечил выпуск более 200 высококвалифицированных специалистов.

Кроме того, студенты, профессора, преподаватели, обслуживающий персонал участвовали в посевных и уборочных работах, строительстве и ремонте различных городских объектов, очистке от снежных заносов железно-дорожных станции и путей, трудились на эвакуированных предприятиях, в эвакогоспиталях, собирали средства в фонд строительства эскадрильи «За Родину» и танковой колонны. На победу работал и научный потенциал коллектива. Внедрение разработок Гребенникова С.Д. по выделению технического каучука из кок-сагыза, газогенераторной установки для тракторов и автомобилей кафедры механизации и других имели важное оборонное значение. В годы войны было положено начало проведению ежегодных научно-практических конференций профессорско-преподавательского состава и изданию научных трудов. С возвращением института в 1943-1944 гг. в Новосибирск и размещением в зданиях по ул. Большевистской, 172, ул. Московской, 47 и ул. Кирова, 56 был дан новый импульс развитию вуза, совершенствованию его инфраструктуры на многие годы вперед. Организованные в 1943 году по велению времени конефак и плодо-воовощефак, хоть и сделали всего три выпуска, внесли заметную лепту в подъём сельского хозяйства. В 1944 году открывается факультет механизации, из стен которого к 1986 году вышли 5675 инженеров-механиков и инженеров-педагогов.

Война принесла неисчислимые страдания и разруху. Страну приходилось поднимать из руин. Село остро нуждалось в специалистах, но возвращающиеся с фронта красноармейцы, молодёжь в силу тяжелого материального положения не могли учиться очно. Открытие заочного отделения было выполнением важной государственной задачи.

Она была решена в 1945 году А через девять лет в 1954 году заочное отделение было преобразовано в факультет, который спустя пятилетие выпустил 68 человек, к сегодняшнему дню более 2 тысяч. Были преобразованы и краткосрочные курсы переподготовки руководящих работников сельского хозяйства, открывшиеся еще в 1941 году.

Они стали постоянно действующими одногодичными курсами переподготовки директоров и старших механиков МТС, заведующих райзо. На их основе в 1966 году открылся факультет повышения квалификации руководящих кадров сельского хозяйства. К середине 80-х годов его окончили свыше 14 тысяч руководителей и специалистов из различных регионов страны.

Уровень подготовки абитуриентов не всегда отвечал требованиям вуза. В 1946 году открылись курсы подготовки для поступающих в институт. В 1969 году на их базе создали подготовительное отделение.

Послевоенные 50 лет были для института временем расцвета. Он превратился в кузницу кадров для сельского хозяйства практически всех регионов СССР. Вырос его престиж как научно-методического центра сельскохозяйственных вузов Сибири и Дальнего Востока, значительно укрепилась материально-техническая база. С вводом в строй в конце 50-х годов нового учебного корпуса по ул.

Добролюбова, 160, студенческого общежития и жилых домов для преподавателей и сотрудников но ул. Панфиловцев, 1, вуз значительно расширил возможности но подготовке специалистов сельского хозяйства различного профиля. Главным жизненным принципом института, которому он всегда следовал, было стремление к поиску новых путей развития.

Открытие в 1960 году экономического факультета было подготовлено самой логикой жизни. Через четверть века 4,5 тысячи экономистов-организаторов, экономистов по бухгалтерскому учёту, экономистов-математиков пополнили армию специалистов агропромышленного комплекса.

Из агрономического факультета в 1962 году выделился уникальный по своему назначению, не имевший аналогов в восточной части страны факультет защиты растений, выпустивший к середине 80-х годов 1132 специалиста, что дало возможность укомплектовать службы защиты растений Сибири и в значительной мере Дальнего Востока. В следующем 1963 году создается факультет общественных профессий.

С ростом вуза численность студентов к концу 1970 года достигла 5600 человек, соответственно увеличилось и количество выпускников. Если за предшествующие 30 лет работы институт выпустил 5,5 тысяч специалистов высшей квалификации, то только за 1965-1970 гг. – 3 тысячи. Существенно изменился и профессорско-преподавательский состав.

К концу 70-х годов его штат возрос до 337 человек против 250 в 1965 году, из них 105 имели учёные степени и звания. Научные исследования вели 43 кафедры, в студенческих кружках занималось свыше 500 студентов. В эти годы значительно оживилась научная и общественная работа.

Под руководством профессоров Бородина И.В., Леонова И.М. и других складывались первые научные школы. Научный потенциал института позволил открыть в середине 50-х годов учёный совет по защите кандидатских диссертаций и аспирантуру. Полигоном для испытания научных разработок, проведения производственной практики студентов стало учебное хозяйство «Тулинское».

На 60-е пришелся пик роста студенческого движения. Начиная с 1964 года, институт ежегодно направлял студенческие специализированные отряды на объекты сельскохозяйственного производства. Отряд «Мелиоратор», признававшийся лучшим в области на протяжении многих лет, только за 1971-1975 гг.

произвел работы на 14111 га, сдал в эксплуатацию десятки сельскохозяйственных объектов, освоил 3336 тысячи рублей. В 1979 году вуз пополнился еще одним факультетом – ветеринарным. За большие заслуги в деле подготовки кадров для сельского хозяйства и в честь 50-летия институт был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

После проведенной в 1991 году государственной аттестации институт был переименован в аграрный университет. В 90-е годы произошли существенные структурные изменения: на базе заочного факультета и факультета повышения квалификации был создан Институт заочного образования и переподготовки кадров (ИЗОП), первым директором которого стал Медведчиков В.М.

Из зооинженерного факультета выделился Научно-исследовательский институт ветеринарной генетики и селекции во главе с известным учёным – профессором Петуховым В.Л., факультет механизации был преобразован в институт, директором которого был избран декан факультета Бах А.Н.

Главным научным направлением на агрономическом факультете стали селекция и генетика сельскохозяйственных культур, возглавил его профессор Цильке Р.А. В эти годы университет установил дружественные отношения с родственными вузами Венгрии, Германии, Швеции, Китая.

За годы своей деятельности НСХИ-НГАУ представил 265 изобретений, освоил 45 миллионов 612 тысяч рублей в ценах 1984 года на расширение своей материально-технической базы, производственное и жилищное строительство. За этими цифрами огромный подвижнический труд людей, снискавших славу своей альма-матер.

Пяти выпускникам вуза присвоено звание Героев Социалистического Труда – Фофанову В.И., Леунову И.И., Мрачеку В.К., Демиденко В.П., Бугакову Ю.Ф. Свыше 100 награждены правительственными наградами, почётными званиями заслуженных работников и специалистов РСФСР.

В числе награждённых правительственными наградами – Адуев П.Ф., Зибарев М.Ф., Леунов П.П., Калинин В.И. Жизнь института, её успехи во многом определяли руководители. Ректорами (директорами) вуза в различные годы были: Грапберг Б.Я. (1936-1937 гг.), Прутовых И.И.

(1938-1939 гг.), Жуковский Н.И. (1939-1942 гг.), Басюк Т.Л. (1942-1945 гг.), Звонкович Г.Я. (1946-1953 гг.), Смирнов Н.П. (1953-1954 гг.), Леонов И.М. (1955-1956 гг.), Овсянников А.И. (1956-1960 гг.), Красиков З.Д. (1961-1966 гг.

), Гудилин И.И. (1966-1986 гг.). Непродолжительное время институт возглавляли Шурыгин М.В., Лукьянов А.М., Бородин И.В., Орлов В.Т., Кузмищев А.М. С 1986 года по 2009 год ректором университета являлся профессор Кондратов А.Ф.

С 2009 года Кондратов А.Ф. выбран президентом НГАУ, с 2009 года и по настоящее время ректором является Денисов А.С.

Источник: https://nsau.edu.ru/about/history/

Нгу 60 лет. как михаил лаврентьев построил университет в лесу — и почему его называли дедом

История НГУ | Новосибирск

Академик Михаил Алексеевич Лаврентьев был первым, кто поверил, что в Сибири посреди сосен можно построить один из лучших университетов страны

Густаво Зырьянов / НГС; фотоархив СО РАН

В сентябре 2019 года Новосибирский государственный университет отмечает юбилей — 60 лет назад, когда ещё не было стен университета, академики начали читать лекции первым студентам.

В официальных поздравлениях НГУ благодарят за тысячи выпускников, которые занимаются наукой и бизнесом по всему миру.

Редакция НГС подготовила краткую летопись самого известного вуза Новосибирска — сюда бежали за свободой и становились лучшими даже на Первом канале.

В Сибирь за свободой

Идея создать целый научный город посреди леса пришла Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву после XX съезда КПСС в 1956 году — время требовало осваивать Сибирь, и без науки это было невозможно.

В своих воспоминаниях он позже напишет: «Нельзя сказать, что идея продвижения науки на восток сразу была принята на ура. Пришлось встретиться и со скепсисом».

Но он смог убедить своих коллег оставить столицу и рвануть в неизведанную Сибирь, где не было ровным счётом ничего. 

Причина для согласия учёных была и банальная, и очень горькая — в воспоминаниях Лаврентьев отмечает, что «в Москве накопилось много ученых, получивших прекрасные научные результаты, но не имевших условий для дальнейшего развития своих идей. В Сибири же они могли рассчитывать на большую самостоятельность…»

Взрывной человек Лаврентьев 

К концу 50-х казалось, что вся жизнь бурлит в Сибири и все непременно едут туда. Выпускница ленинградского журфака Замира Мирзовна Ибрагимова после защиты диплома попросила отправить её в Академгородок, где она уже проходила практику.

Здесь она и осталась навсегда — писала заметки о науке и Академгородке, звала академиков на интервью для новосибирского телевидения. В беседе она называет Михаила Лаврентьева не иначе как Дед — так по-свойски прозвали академика в городке.

«Лаврентьев с товарищами создаёт этот архипелаг Сибирского отделения Академии наук, привозит блистательных коллег — Соболев, Трофимук, Яненко — и молодёжь со всего Советского Союза. Это было такое захватывающе состояние общества, высокое, светлое, вдохновенное.

Строители, штукатуры, маляры съехались и поступали. “Мы все помрём — кто работать будет?” — это была коронная фраза Лаврентьева.

Дед создал ФМШ, Клуб юных техников, университет; он считал, что нужно было выращивать людей, потому что все стареют, время беспощадно», — рассказывает журналистка Замира Мирзовна.

Лекция академика Михаила Алексеевича Лаврентьева в НГУ

фотоархив СО РАН

По воспоминаниями Замиры Мирзовны, многие из тех, кто приехал рабочими на стройку, решили поступать в университет в том числе под влиянием Лаврентьева.

«Лаврентьев общался так, как мало кому было дано, он очень был пластичен. Приезжали дети со всяких глухоманей, он показывал им опыты. Он был очень предметен, он никаких высоких слов не произносил, но увлекал их наукой и рассказывал так, что в каждом опыте был секрет.

Если вы любознательный, то вы залезете и прочитаете. У Михаила Алексеевича замечательная биография. На войну успел поработать, его кумулятивные заряды — он был, так сказать, взрывной человек.

Взрыв — это была есть страсть, он ставил опыты в окрестностях Академгородка», — с некоторой ухмылкой вспоминает Замира Ибрагимова основателя Сибирского отделения Академии наук.

Не первое сентября

Занятия в НГУ начались не с 1 сентября, а почти на месяц позже — первую лекцию академик Сергей Львович Соболев прочитал только 28 сентября. Факультет тогда был всего один — естественных наук.

Именно тогда появился лозунг «ФЕН — значит, первый», который остался навсегда. У университета не было даже своего здания, занятия шли в школе № 130, будущей гимназии № 3.

Первокурсников было всего 330 человек: 220 на дневном и 110 — на вечернем

Первым ректором НГУ назначили математика Илью Несторовича Векуа, но уже в 1964 году его переведут в Тбилиси. После года врио Рема Солоухина кабинет ректора на 13 лет займёт физик Спартак Беляев.

«Векуа обладал обаянием кавказского человека — особый юмор, пристальный взгляд. Илья Несторович и Спартак Тимофеевич — это такие люди, которым всё было родное, что в городке происходило. Беляев повоевать успел, у него был военный опыт.

Он был несдержаннее Векуа, который по-кавказски мог и шутить, и улыбнуться.

Со Спартаком Тимофеевичем это не очень проходило, зато он был всегда очень содержательным: задаёшь вопрос — он всё разложит», — описывает Замира Мирзовна первых ректоров университета.

О строгости Спартака Беляева ходили легенды.

Однажды в 70-х, когда будущий декан физфака Александр Бондарь только приехал из родного Челябинска в НГУ, студенты решили высказать своё недовольство приказом ректора прямо ему в кабинете — по словам Александра Евгеньевича, эту байку любит вспоминать нынешний ректор НГУ Михаил Федорук.

Дело было вот в чём: первокурсников заселили в общежитие № 5, а к Новому году строители сдали общежитие № 8 — первокурсников заселили в «восьмёрку», но приказом ректора им запретили ставить замки в комнатах. Студенты самого свободного университета страны не могли просто так принять такое.

Первые ректоры Илья Векуа (слева) и Спартак Беляев

фотоархив Музея истории НГУ

«Среди студентов было брожение, решили направить петицию ректору. Меня выбрали в делегацию с этой петицией. Мы пришли к ректору, секретарь пропустила в кабинет. Картина выглядела так: мы пытались что-то сказать, а Спартак Тимофеевич читал бумаги и на нас не смотрел.

Когда мы иссякли со своими аргументами, он на нас так посмотрел и сказал: “А кто вам дал право обсуждать приказы ректора?” И выгнал. Было некоторое ощущение обескураженности, но надо отдать должное Спартаку Тимофеевичу.

Приказы — это приказы, а жизнь берёт своё, со временем студенты втихушку поставили замки, и никаких наказаний для студентов не было», — рассказывает о юношеской наивности первокурсников Александр Бондарь. 

На паре у живой легенды

В 60-х и 70-х лекции студентам читали не просто преподаватели, а те, кто сам был первым в науке, либо ученики самых знаменитых в мире учёных. Среди преподавателей НГУ был, например, Юрий Борисович Румер — ученик Макса Борна. 

«Термодинамику у нас читал Юрий Борисович Румер. Он легендарный человек, соавтор Ландау — их и посадили вместе. Только Ландау выпустили по поручению Петра Леонидовича Капицы, а Румер трубил в лагерях на полную катушку, работал в шарашке Туполева, был лично знаком с Королёвым.

Все рвались к нему сдавать экзамен, ведь среди студентов ходила легенда, что Юрий Борисович никогда не ставил двойки.

Когда ситуация становилась кризисной, он подзывал своего коллегу Моисея Соломоновича Рывкина, и тот уже по полной разбирался с нерадивым студентом, так что этот номер не проходил», — вспоминает преподавателей Бондарь.

В студенчестве бывало всякое, даже у тех, кто сейчас возглавляет университет, — так, ректор Михаил Федорук однажды сжёг преподавателю оборудование.

«Андрею Андреевичу Кочееву я сдавал измерительный практикум в первом семестре и зачет сдал не с первого раза. Однажды даже что-то сжёг. И он в сердцах говорил: “Жалко, что я тебе зачет тогда поставил, сейчас бы проблем не было!” Но на самом деле у нас были очень теплые отношения», — рассказывает Михаил Федорук.

Кстати, его путь в НГУ был не из прямых: выпускник деревенской школы не поступил в НГУ с первого раза и пошёл на заочный факультет в НЭТИ, откуда его призвали в армию.

Во время службы в Монголии в часть приехали новосибирские артисты и привезли солдатам газету с заметкой об НГУ, тогда Федорук решил, что всё-таки пройдёт в университет, пусть и через рабфак, — так сильно он хотел заниматься физикой.

«Разница в возрасте между преподавателями и студентами была, я бы сказал, пренебрежительно маленькая, поэтому общение происходило без психологического барьера. И у преподавателей был юношеский энтузиазм, задор. Отношения были простые, но ни в коем случае не было панибратства», — Александр Бондарь описывает отношения между студентами и преподавателями университета.

Сейчас декан физфака смеётся, что раньше перед общежитиями была парковка колясок, а сегодня — автомобилей.

Сам Александр Евгеньевич вместе с супругой стали родителями ещё на третьем курсе, но сын не помешал им защитить дипломы в срок — супруга даже не уходила в академический отпуск.

 Чтобы сын ходил в детский садик, будущему учёному приходилось работать там сторожем и дворником — и всё это во время учёбы

семейный архив Александра Бондаря

Будут жечь

На маёвку в Академгородок ежегодно приезжают сотни, а то и тысячи новосибирцев, которые никогда и не учились в НГУ. И кажется, маёвка стала чуть ли не главным rock open air города, где выступали «Несчастный случай», «Сплин», «Иван-Кайф», Lumen и прочие.

Однако самый свободный фестиваль начинался с политики — 30 апреля 1966-го комсомольская организация «Интерклуб НГУ» провела первую политическую маёвку. После родилась Неделя интернациональной дружбы — весной привозили иностранцев, с зарубежными гостями устраивали шествия, фестивали политической песни.

Среди гостей были не просто студенты, а, например, дочь Генерального секретаря ЦК Компартии Чили Луиса Корвалана — Вивиана, а также испанский поэт Хулио Матеу, глава представительства Организации освобождения Палестины Мухаммед Ибрагим аш-Шаер, корреспондент газеты «Дейли Уорд» и член Коммунистической партии США Джордж Моррис, говорится в летописи НГУ.

Но пришли 90-е, и музыка потеснила политику, однако от большого костра не отказались. Лозунги и транспаранты остались только на фотокарточках, а Алексей Кортнев до сих пор приезжает спеть студентам «А на Пирогова».

Рассмешили Маслякова

Дух свободы не уйдёт из общаг после шестидесятников.

Студенты лихих 90-х наперебой рассказывают, как в их комнате устраивал концерты Егор Летов, а посреди ночи могли разбудить спящего соседа, чтоб тот дал хлеба «закусить Егору».

Судя по количеству историй, Летов в своё время гастролировал по всем комнатам «восьмёрки» и «десятки». Но что принесло настоящую славу НГУ в 90-х, так это команда КВН — они трижды были чемпионами Высшей лиги.

В разные годы там играли Татьяна Лазарева (хотя и не была студенткой), Владимир Дуда, Константин Наумочкин (тогда — автор дерзкой шутки «Партия, дай порулить!», а сейчас — известный телепродюсер), Александр Пушной, Андрей Бочаров, Дмитрий Ловейко (сопродюсер мультсериала «Маша и Медведь») и многие другие. Вместе с ними на сцену выходила и маленькая Пелагея.

«У меня был номер Стинга в 1997 году. У меня была запоминающаяся причёска — торчащие вверх волосы. Причёска была сделана случайно. Перед этим был номер, где я полностью забыл слова песни.

Нужно выйти на сцену Высшей лиги, вся команда возложила на меня надежды, а я не помню слова! Всю песню ходил, руководил подтанцовкой: “Ать-два, ать-два” — всё, что мог запомнить. За кулисами я понял, что нельзя подобрать другого слова, это тот самый замечательный ***** (конец. — Прим. ред.

) для команды, и я начал двумя руками тереть себе голову, думая, что я такого наделал, гад такой, как дальше жить буду? И вышел с тем, что на голове получилось. Это никакая не задумка стилистов, а истерика», — вспоминает Александр Пушной.

Возможно, НГУ совсем скоро вновь станет триумфатором КВН — недавно команда «Я обиделась!» прорвалась в Высшую лигу.

Бонус! Как сдать экзамен, если выучил только половину. Советует Александр Пушной

«В НГУ мало чисто преподавателей — как правило, это научные сотрудники по совместительству. Обычно в билете три вопроса, и не бывает так, что ты знаешь всё хорошо. Один знаешь хорошо, второй 50/50, а третий — плохо. Неумелые ребята быстро отвечали вопрос, который знали, быстро переходили ко второму, начинали спотыкаться, а на последнем вопросе преподаватель ставит три, а то и два.

У меня была теория такая: я отвечал на вопрос, который точно выучил, и всегда говорил следующую фразу: «Там на самом деле вот так, но мне кажется по-другому, я б ещё это поизучал». Тем самым провоцировал преподавателя на общую беседу о проблемах физики.

Если это удавалось и он чувствовал, что я знаю предмет, он заводился на эту тему (а все работники науки любят темы передовых научных проблем). И если удавалось зацепить преподавателя, то потом он 40 минут мне что-то рассказывал, а я задавал наводящие вопросы.

Спустя минут 40 он понимал, что прошло столько времени, а мы всё обсуждаем первый вопрос, он переходил ко второму — я отвечал всё, что знал. И преподаватель говорил, что времени нет, и третий вопрос не будем обсуждать, вот вам пять, идите домой», — рассказал шоумен.

Пользуйтесь! Выпускник физического факультета Александр Пушной плохого не посоветует.

Источник: https://news.ngs.ru/more/66232660/

Инновации в СССР. История про Новосибирский Академгородок, который мог бы стать «Советской Кремниевой Долиной»

История НГУ | Новосибирск

В 1958 году был начат крупномасштабный проект — создание Академгородка под Новосибирском. Михаил Лаврентьев и его соратники создавали научный город в Сибири, в котором бы гармонично развивались образование, наука и технологии.

В 60-х годах Академгородок активно развивался, вырабатывая все более совершенные подходы к тому, что принято сегодня называть инновационной деятельностью, опережая в этом даже свои западные аналоги, такие как Стэнфорд или MIT. Сегодня мы расскажем, в чем были успехи Академгородка и почему не удалось повторить заокеанскую историю успеха на просторах Сибири.

В любом современном девайсе компоненты и технологии десятков производителей, разработки десятков лабораторий и ноу хау сотен инженеров. Современные высокотехнологичные продукты создаются не отдельными людьми или компаниями, а целыми инновационными экосистемами, такими как Кремниевая Долина, Калифорния, США.

В региональных экосистемах на отдельно взятой территории возникает критическая массы людей, идей, технологий и финансовых ресурсов. На этих территориях ускоренными темпами происходит социальное и экономическое развитие, создается почва для инноваций в технологиях и управлении. В разговорах, касающихся инноваций, часто упоминают успешный опыт СССР.

Вспоминают советский космос, мирный атом, сеть академических и отраслевых НИИ. Возникает вопрос: а были ли попытки построить инновационные экосистемы в СССР? Ответ – да. Нечто подобное Кремниевой Долине могло бы возникнуть и в Советском Союзе. Данная статья – первая из серии статей о истории и философии инноваций, в первую очередь в области ИТ.

Особое место в серии будет занимать тема инновационных экосистем — мест, где с систематичным постоянством рождаются и достигают зрелости новые технологии, продукты и компании.
Краткое содержание: Новосибирский Академгородок основан в 1957 году. Основатели Академгородка создавали центр, в котором бы совместно развивались: наука, производство и образование.

Научные исследования должны были стать основой для инноваций. За 60-ые года, в Академгородке быстро прошли эволюционный путь сменяющих друг друга представлений о том, что такое инновации и как их осуществлять.

  1. Все началось с прикладных исследований по отдельным технологическим проблемам.
  2. Далее, внимание переключилось на разработку собственных технологий в нескольких ключевых областях. Особо важным оказался процесс обучение инженеров с предприятий новым технологиям.
  3. На следующем этапе, в Академгородке стали теснее сотрудничать с заинтересованными предприятиями и разрабатывать адаптированные технологические решений под конкретный заказ.
  4. Далее, начали разрабатываться тиражируемые высокотехнологичные продукты.
  5. Завершилось все в начале 70-х на этапе создании новых экспериментальных производственных организаций.

В 70-х годах развитие инновационной экосистемы Академгородка затормозилось, как представляется ввиду, организационной негибкости и бюрократизма, особенно возросшего в брежневский период.

Схожий путь в 60-ые годы проделала и экосистема, выстраиваемая вокруг Стэндфордского Университета в Пало-Альто – будущего сердца Кремниевой Долины, но, в отличие от Академгородка, ее рост в дальнейшем не сдерживался административными барьерами. Подробно о развитии отношению науки и промышленности в Академгородке, подходах к инновациям, можно узнать «из первых рук». Дело в том, что основатель Академгородка — Михаил Лаврентьев, незадолго до собственной смерти в 1980-м году, опубликовал книгу “… Прирастать будет Сибирью”, в которой описал историю собственного детища – Академгородка и Сибирского Отделения Академии Наук. В одной из глав книги Лаврентьев подробно описывает не только организационные формы отношения науки и промышленности, но и поэтапно рассматривает путь их развития (цитаты далее — из этой книги). Михаил Алексеевич Лаврентьев

Основание Академгородка

В 50-х годах академики Лаврентьев, Соболев и Христанович разрабатывают идею о создании научного города в Сибири вдали от политического, идеологического и экономического давления.

Лаврентьев, Соболев и Христанович, снискавшие себе авторитет благодаря работам в военных проектах, прежде всего атомном, предложили создать научный город около Новосибирска, сделав его центром нового Сибирского Отделения Академии Наук СССР.

Проект был поддержан Хрущевым, близко знакомым с Лаврентьевым со времен работы на Украине, где Хрущев в первые послевоенные годы занимал руководящие посты компартии, а Лаврентьев занимал пост вице-президента академии наук УССР. Проект создания нового города в 1957-м году был утвержден в правительстве.

Лаврентьев и его соратники сумели также сумели убедить других ученых, как состоявшихся, так и молодых, в перспективности проекта, а также склонить многих из них к тому, чтобы перебраться из Европейской части страны в Сибирь.
Въезд в Академгородок. Фото сделано на раннем этапе строительства Строительство шло ударными темпами.

К 1961-ому году в Академгородке был построен университет и 14 различных НИИ, охватывающих весь спектр естественных наук, а также математику и медицину. В отличие от США, в СССР большая часть научных лабораторий находилась не в университетах, а в НИИ. Университет же играл в основном образовательную роль.

В Академгородке была реализована так называемая «система Физтеха», связывающая образование и научную работу. Согласно ей, студенты старших курсов и аспиранты должны присоединяться к исследовательским группам в НИИ. В НИИ проводились как прикладные, так и фундаментальные исследования.

В 60-х годах Академгородок сформировался как особая экосистема, связывающая согласно первоначальному замыслу науку, образование и производство. «Наука — кадры — производство» — именно так кратко сформулирован знаменитый «треугольник Лаврентьева». Михаил Лаврентьев считал связь с промышленностью важной частью проекта Академгородка. Однако, построение эффективной связи между наукой и промышленностью в 60-х годах ХХ века было совершенно новой задачей, как в СССР, так и США.

Академгородок и Промышленность в 60-х годах

В период конца 50-х — начала 60-х стартовал поиск форм эффективной связи прикладных задач и научных исследований. Процесс поиска форм эффективного взаимодействия можно разбить на несколько этапов. В своей книге Лаврентьев описывает работы, выполняемые в НИИ Гидродинамики, основной специализацией которого была теория взрывов.

Можно выделить несколько этапов развития отношений науки и промышленности в 60-х годах ХХ века. 1. Изначально, на первом этапе, ученые Академгородка стали выстраивать связи с промышленностью Сибири: «Тесная связь с народным хозяйством была с первых дней организации Сибирского отделения одним из его основополагающих принципов.

Когда еще возводились здания институтов, бригады ученых СО АН уже выезжали на предприятия и стройки Сибири — в Норильск, Якутию, на Красноярскую ГЭС, на заводы Омска и Кемерова, на шахты и рудники Кузбасса. Читали лекции, давали консультации, устанавливали связи, многие из которых превратились в многолетние, переросли в прочное сотрудничество». 2.

В НИИ Гидродинамики уделяли большое внимание собственным научным изысканиям, однако вскоре, на втором этапе, на основе запросов предприятий, было выделено несколько крупных практически-значимых проблем, над которыми стал работать институт. Одной из таких проблем была дороговизна и ненадежность продуктов металлургии.

Ее решали за счет использования взрывов в различных технических процессах: уменьшения дефектов кристаллической решетки, сварки, нанесения тонких металлических покрытий. «Во время взрыва возникает такое давление, что прочностные свойства металлов становятся несущественными, в узкой зоне, примыкающей к поверхности контакта, металлы ведут себя как жидкости.

Открытие оказалось настолько удачным, что как из рога изобилия посыпались новые технологии». На стыке металлургии, гидродинамики, химии, математического моделирования родилось новое направление развития металлургических технологий.

«Открылась возможность создавать с помощью взрыва новые многослойные материалы, сочетающие механическую прочность с химической стойкостью, антикоррозийной устойчивостью и другими ценными качествами». В 1964 году были выпущены первые пробные партии новых материалов биметаллов, созданных по новой технологии.
Получение биметалла взрывом.

Взрыв (1) плотно вдавливает два разных металла (2) друг-в-друга
Однако, в продвижении новой технологии в производство были определенные трудности: новая идея была непонятна инженерам на заводах и встречена «в штыки». Внедрение новой технологии в производство (в масштабах крупных заводов, а не отдельных цехов) занимало до 15 лет.

Решение проблемы внедрения новых технологий крылось в людях, подготовке новых кадров, понимающих новую технологию. Для этого специалистов по новым технологиям сварки начали готовить в Новосибирске централизованно, что позволило уже в 80-ые запускать новые производственные менее чем за 3 года. 3.

На третьем этапе, работа стала вестись не относительно новых технологических направлений, а относительно отдельных продуктов и производств, потенциально в них заинтересованных.

В середине 60-х годах, работа стала проводиться с заказчиками, непосредственно заинтересованными в новых технологиях.

«Нашим активным и надежным партнером стало мощное предприятие — новосибирский авиационный завод имени В. П. Чкалова. Одна из тенденций современного машиностроения — увеличение прочности материалов: конструкции из них могут быть меньшего сечения и веса, сокращается расход металла. Но изготавливать детали из таких особо прочных материалов становится все труднее и труднее. Один из эффективных способов — штамповка с импульсным (быстрым) нагруженном, в том числе с помощью взрыва.» 4. На четвертом этапе, в НИИ Гидродинамики разработали первый высокотехнологичный продукт — безопасный детонатор.
«Применение взрыва в промышленности всегда ограничивалось потенциальной опасностью метода. В Институте гидродинамики была расшифрована структура механизма детонации в различных взрывных средах . Изучая процессы детонации, один из моих учеников, Л.А.Лукьянчиков, обнаружил, что, используя некоторые свойства этого явления, можно создать совершенно безопасный в обычных условиях детонатор. Такой детонатор можно бросать, бить молотком, даже подключать к нему ток от промышленной сети — он не взорвется . Чтобы подорвать его, нужен ток высокого напряжения от специального генератора. Таким образом, появилась возможность спокойно вести взрывные работы в заводских условиях». Начался тиражируемый выпуск детонатора на партнерском заводе им Чкалова для использования его в многих областях экономики. Универсальный нечувствительный детонатор оказался продуктом для решения множества технических задач, таких как сварка, расчистка поверхности, синтезе алмазов и так далее, причем в разных отраслях промышленности и совершенно разных ситуациях, требующих применения взрыва.
Леонид Александрович Лукьянчиков и схема детонатора Заинтересованность завода Чкалова, его территориальная близость, энтузиазм специалистов завода, личная инициатива и открытость Л.А.Лукьянчикова и других ученых института Гидродинамики позволили создать продукт непосредственно на базе предприятия-заказчика. Стихийным образом собравшаяся команда энтузиастов решила проблему организации деятельности при создании продукта. Однако, случаи, когда и потенциальный заказчик, и специалисты предприятия заказчика, и ученые активно идут друг-другу навстречу для разработки нового продукта по разным причинам относительно редки. Зачастую нужно продолжительное время для развития технологии, ее апробации, а также специфические ресурсы, например, оборудование, которых нет у заказчика. Решение этой проблемы послужило вторым фактором, приведшим к созданию «пояса внедрения» Академгородка.

5. К концу 60-х годов, на пятом этапе, целесообразность включения производства непосредственно в систему Академгородка была осознана Лаврентьевым и его соратниками. Была предложена система КБ «двойного подчинения», которые должны были составить «инновационный пояс» Академгородка. Идея была следующая.

«При самих академических институтах создаются и действуют конструкторские бюро и под непосредственным руководством авторов изобретений и открытий их «детища» исследуются, проверяются и передаются в промышленность в виде готовых образцов с отработанной технологией их изготовления, годной для серийного выпуска. Схема была такая: институт дает научную идею, министерство строит неподалеку от Академгородка КБ, дает своих людей, мы — своих, авторов идеи и молодежь, кончающую университет. Все они вместе «доводят изделие». В этих КБ и экспериментальных производствах научная идея будет вызревать, обрастать плотью, превращаться сначала в чертежи, макеты, модели, потом в опытные образцы, которые можно будет уже передать для дальнейшего внедрения.» Однако при реализации идеи возникли проблемы. Во-первых, министерства не всегда признавали независимость КБ, начинали использовать для выполнения своих текущих задач, а не проведения новых разработок. Во-вторых, также не удавалось создать и общепринятые положения, регулирующие создание и работу новых КБ – слишком высоки оказались бюрократические издержки на урегулирование которых ушло около 10 лет.

Эти проблемы сильно сковывали развитие КБ «двойного подчинения» и сводило на нет мотивацию научных работников создавать новые КБ для своих проектов. В итоге, начинание, которое могло бы перерасти в создание большого научно-промышленного кластера, привело лишь к созданию небольшого числа КБ.

Существовали инициативы по созданию новых научно-производственных коллективов в обход министерств. И если в эпоху оттепели власть нейтрально относилась к подобным экспериментам, то в Брежневскую эпоху, бюрократическая машина перестала терпеть эксперименты и потребовала ясности в плане подотчетности и подчинения той или иной организации.
М.А. Лаврентьев и Б.В. Войцеховский в производственном цехе КБ гидроимпульсной техники, первого предприятия «пояса внедрения». В 70-ые и 80-ые годы, Академгородок остановился на более простых формах кооперации с промышленностью и отраслевыми министерствами, например, «примерно к концу девятой пятилетки в Сибирском отделении при энергичном участии академика Г.И.Марчука (тогда заместителя председателя отделения) сформировался принцип «выхода на отрасль». Он состоит в том, что внедрение научных разработок наиболее целесообразно вести на крупных, головных предприятиях, которые осваивают новшество, а затем при поддержке министерства распространяют его на всю свою отрасль». Это делало инновации очень зависимыми от министерств и бюрократии, уменьшала важную для создания и внедрения новых технологий организационную гибкость, тем самым, уменьшая возможный инновационный потенциал. Даже в начале 1980-х годов, «пояс внедрения» Академгородка, который мог бы стать основой новой экосистемы, был еще смелым экспериментом, а не устойчивым образованием. «Пояс внедрения» новосибирского Академгородка, конечно, не единственный и на сегодня не самый главный путь передачи результатов науки производству». К 1980-ому году Лаврентьев все еще оптимистично оценивал перспективы Академгородка как инновационного центра. «Под Новосибирском совершается эксперимент большого значения, смысл которого заключается в перерастании крупного центра фундаментальных исследований в еще более крупный научно-технический комплекс с существенно новой системой внутренних и внешних связей. Успешное развитие этих связей вглубь и вширь должно так повысить эффективность научного труда, что это постепенно изменит традиционные подходы к оценке развития, планирования и финансирования научно-технических исследований. Фундаментальные исследования, оставаясь главным содержанием таких комплексов, могут получить дополнительные импульсы благодаря системе обратного воздействия: быстрой проверки теории и эксперимента, непосредственному обмену идеями, кадрами и ресурсами с промышленностью». Однако по другую сторону океана к этому моменту, за период 60-х – 80-х годов, схожие идеи уже воплотились в жизнь в экосистеме известной как «Кремниевая Долина».

Итоги

За примерно десятилетие, начиная с 1961 года, в Академгородке прошли путь от понимания инновационной деятельности как 1) исследований, имеющих прикладной характер, к 2) разработкам новых технологий, к 3) разработке «кастомных» решений для конкретных заказчиков, к 4) созданию тиражируемых высокотехнологичных продуктов, к 5) созданию новых экспериментальных производственных организаций («стартапов», если выражаться современным языком). Подобный путь в это же время был проделан за океаном. Однако, за 70-ые года Кремниевая Долина существенно опередила в развитии другие экосистемы. В США, благодаря относительной легкости организации фирм, возможностей для создания новых коллективов и целых производств было намного больше. И если в 60-х годах общее количество фирм, работающих в Пало-Альто — сердце будущей Кремниевой Долины – не превышало 100 единиц, то за 70-ые годы их количество увеличится в разы, а с развитием венчурного капитализма в 80-х – на порядки. Кроме того, важна не только легкость создания организаций, но и их внутренняя гибкость. Благодаря такой гибкости 70-х – 80-х годах в таких фирмах как Fairchild Semiconductors и Intel происходят микро-революции во внутренней организации фирм, маркетинге, продажах, управлении, имеющие значения для высокотехнологичного бизнеса и по сей день. Для создания новых технологий и продуктов требуется создание новых коллективов, объединяющих представителей разных дисциплин, разных областей деятельности. В СССР для, например, нескольких творческих коллективов, с помощью покровительства начальства, удавалось найти организационно-административную форму, удовлетворяющую требованиям бюрократии, то для формирования десятков и сотен организаций требуется институциональный механизм. Можно предположить, что если бы бюрократическая негибкость, пусть даже на отдельно взятой территории, была преодолена, то Академгородок мог бы, по аналогии с Кремниевой Долиной образца 70-ого года, насчитывать многие десятки совместно работающих инновационных предприятий. Однако, даже в этом случае, Кремниевой Долиной в современном понимании, Академгородок безусловно бы не стал – для дальнейшего экспоненциального роста экосистемы потребовались бы новые способы привлечения инвестиций, которых в плановой экономике возникнуть не могло. Эволюция Кремниевой Долины – от маленького технопарка, работающего по военным заказам, к глобальному центру развития ИТ, занимающего десятки квадратных километров – тема следующей статьи.

Литература

  • история
  • ссср
  • Кремниевая долина
  • наука
  • инновации
  • хай-тек
  • академгородок

Источник: https://habr.com/post/411481/

Biz-books
Добавить комментарий